MENU
Краткий ретроспективный очерк освоения территории парка

История освоения территории парка "Мурадымовское ущелье" является отражением освоения всего региона и Южного Урала, в целом. Около 3 тысяч лет назад на южном Урале произошло существенное увлажнение и похолодание климата. Горно-степная растительность с долинными лесами сменилась на лесную, хвойно-широколиственную, довольно сходную в общих чертах с современной. Изменение климата вытеснило оседлое земледелие, в регионе появилось полукочевое скотоводство эпохи раннего железа. Скотоводство было яйлажного типа с отгонными летними пастбищами и стационарными зимовками-деревнями.

Антропогенное воздействие на окружающие леса были значительны только непосредственно вблизи зимних поселений. Несмотря на смену народов, населявших территорию, вплоть до русского населения, общий тип хозяйствования существенно не менялся. Развивались, в основном, побочные пользования лесом: пастьба скота, сенокошение, сбор дикоросов, охота, рыбная ловля, бортничество. Ввиду малой плотности населения, объемы рубок для строительства и бытовых нужд были невелики (Мажитов, 1977; Сальников, 1967).

Первая волна колонизации Башкирии после присоединения ее к России в 1557 г. юга горно-лесной зоны не коснулось. Бурное строительство заводов началось после указа Петра I в 1736 г., развязавшего руки промышленникам. До этого периода металлургическая промышленность России была сосредоточена в ее центральных районах. Но к началу 18 века там были израсходованы леса и тогда внимание российских правительства и заводчиков сосредоточилось на Урале, в т.ч. на Южном, где имелось достаточно много воды, руды и леса, причем руда была значительно более высокого качества, чем в центральной части страны. Сначала на Урале горные заводы строились за счет казны. Наиболее интенсивно они создавались при Петре I, что было вызвано не только всплеском российской экономики, но напряженной военной обстановкой (Северная и Турецкая войны). Заводы приурочивались к лесным ресурсам, от рудников они могли быть удалены. Например, для Кананикольского завода руду завозили сначала за 50 верст, позднее после выработки ближних месторождений - за 100-400 верст. Преображенский завод (с. Зилаир) привозил сырье с самого начала из Каргалинских рудников, расположенных от него приблизительно в 200 верстах (Гудков, Гудкова, 1985).

Среди серии горных медеплавильных заводов, построенных в середине 18 века, к будущей территории парка ближе всего были расположены Преображенский (с. Зилаир), Покровский (с. Зилаир), Кананикольское (с. Кананикольское) и Вознесенский (с. Иргизлы).

Основным видом топлива, обеспечивающим деятельность этих заводов, являлся древесный уголь, на выработку которого шли лесные ресурсы. Этот ущерб лесам дополнялся применением местным населением подсечно-огневого метода и особенно направленного сжигания лесов для целей развивающегося животноводства. И. Лепехин, побывавший на Вознесенском заводе весной 1770 года, свидетельствует, что между ним и Кананикольским заводом, т.е. практически на нынешней территории парка, "…редко можно приметить дерево, которое не было бы попорчено. Злоупотребление башкирцев пускать весенний огонь в лесах и степях наиболее тут видно" (Лепехин, 1772). Но тем не менее основное антропогенное давление на леса было со стороны горной промышленности. Так, Вознесенский завод за 17 лет для выплавки указанных 47 тысяч пудов меди затратил 30 тысяч кубометров древесины. Для деятельности Кананикольского завода потребовалось 200 тысяч кубометров древесины, главным образом сосны (Алдаев, 1960). Несмотря на то, что рубки сосны для углежогного промысла были приисковыми и полнота разновозрастных первичных насаждений сохранялась в пределах 0,3-0,4, т.е. заметного разрушения лесной среды не происходило, к концу 18 века масштабы антропогенных воздействий на горные леса этого района впервые стали сопоставимы с естественными, что и было замечено И.Лепехиным.

В начале 40-х годов прошлого века бурно развивающаяся промышленность в центральной и северо-западной Башкирии и Поволжье и растущее в связи с этим население вызвали новую волну потребления лесных богатств края. Примерно с этого времени начался регулярный и все более усиливающийся сплав леса по рекам, в первую очередь, по Белой. В горно-лесной зоне, примыкающей к Белой и ее притокам, объемы рубок в конце 19 - начале 20 столетия могли превышать естественный прирост.

Если в 18 - начале 20 столетий объемы заготовки древесины в горно-лесной Башкирии диктовались потребителями, то с 30-х годов заготовки сосны стали сдерживаться последствиями неумеренных рубок предыдущего времени. В значительной мере оказались вырубленными или расстроенными выборочными рубками коренные разновозрастные и сосново-лиственничные насаждения, и большие территории выпали из лесоэксплуатации на время до перехода приспевающих лесов в разряд спелых. В районе парка в середине 50-х годов естественное возобновление на вырубках сосново-широколиственных лесов идет за счет поросли широколиственных пород, угнетающих молодняк сосны семенного происхождения (Попов, 1980). Попытки приостановить такое замещение массовым созданием сосновых культур оказалось малоуспешным: в возрасте 3-15 лет происходит обычно массовая гибель лесных посадок, особенно в засушливые годы (таковыми были 1972-1975 г.г.) или при недостатке ухода за посадками. Лесовосстановление на вырубках в восточной части парка заканчивалось преобладанием мелколиственных пород, главным образом, березы, заменившей не только хвойные, но и широколиственные насаждения. Массивы широколиственных лесов с той или иной примесью сосны характерны для северо-западной части его территории. Центральный и южный, сильно изрезанные фрагменты парка, оказавшиеся в более экстремальной почвенно-грунтовой и климатической обстановке, характеризуются развитием естественных степных угодий - месте концентрации различных животноводческих комплексов, вынесенных после организации.

Население территории парка.

Территория парка находится в той части горно-лесного Башкортостана, который всегда отличался малой плотностью населения и использовался, в основном как лесосырьевой район, лишь в последнее столетие наряду с лесом активной эксплуатации стали подвергаться открытые (первичные и вторичные) степные пространства, т.н. сырты - прекрасные угодья для отгонного животноводства. Деревни Кугарчинского района в период феодализма относились к Оренбургскому уезду. В 1798-1847 г.г. они входили в состав 9-го, в 1847-1855 г.г. - 10-го, в 1855 -1865 г.г - 1,2,3-го кантонов. Населенные пункты нынешней территории Кугарчинского района принадлежали башкирам-вотчинникам двух волостей: к одной из них - Бурзянской, относились 13-15 деревень, Кара-Кипчакской - 50-55. Почти все аулы возникли после подавления башкирских восстаний 1735-1740 и 1755 годов вместо сожженных карателями деревень. Жители деревень всех волостей активно участвовали в Крестьянской войне 1773-1775 г.г.(Асфандияров,1991).

На территории природного парка "Мурадымовское ущелье" населенные пункты отсутствуют. Их не было и в прошлом (Асфандияров А.З.,1991) В самом близком к парку селе - Юлдыбаево 3-е (Мурадымово) в настоящее время там проживает 180 человек.

Сохранность уникальных природных богатств обязано именно тому, что территория района, окружающая парк, слабо освоена.